9-11-2021 12:13

Газовый кризис в Европе: причины и последствия для фондовых рынков

В энергетическом газовом кризисе обвиняют поспешный переход стран ЕС на возобновляемые источники энергии. Правда, эффект может быть обратным: развитие зеленых технологий не замедлится, а, наоборот, ускорится. Выясняем, как текущая ситуация может повлиять на фондовый рынок в краткосрочной и долгосрочной перспективе.
Использование наших материалов (полностью или частично) разрешено только с указанием активной ссылки на конкретный материал. Приведенные цифры верны на дату публикации.

Чем грозит энергетический кризис глобальной экономике?

Больше всех за высокие цены на электричество для европейских потребителей переживали в октябре российские СМИ. Газовый кризис в Европе действительно имел место летом-осенью 2021 года. По сравнению с 2020-м стоимость газа выросла почти в 4 раза. Спотовая цена (почему это важно ― ниже) на пике достигала 2 тыс. долларов за тысячу кубометров.
Рис. 1 Цены на газ в Европе и США за год
Появились прогнозы от Bank of America, что, если и цены на нефть перевалят зимой за 100 долларов за баррель (с начала года они уже выросли больше чем на 60%), это грозит глобальным экономическим кризисом. Одним из последствий рывка газовых цен стала приостановка или закрытие в Европе ряда производств химической и металлургической отраслей.

Все не так мрачно, как кажется на первый взгляд.
1
Во-первых, энергетический кризис затронул локально Европу, Японию и Южную Корею, где стоимость газа выросла до значений, превышающих цены на сырую нефть в пересчете на баррель. В США цены на природный газ по состоянию на третью неделю октября были в 7 раз ниже, чем в ЕС.
2
Во-вторых, речь о спотовых ценах, то есть о стоимости газа для тех, кому он необходим здесь и сейчас, когда расчеты происходят практически сразу. Основные объемы газа, что в Европе, что в США, приобретаются по долгосрочным контрактам. Цена Газпрома, например, рассчитывается с учетом изменения цен на корзину ссылочных товаров за 6-9 месяцев, хотя влияние спота на них тоже существенное.
1
Во-первых, энергетический кризис затронул локально Европу, Японию и Южную Корею, где стоимость газа выросла до значений, превышающих цены на сырую нефть в пересчете на баррель. В США цены на природный газ по состоянию на третью неделю октября были в 7 раз ниже, чем в ЕС.
2
Во-вторых, речь о спотовых ценах, то есть о стоимости газа для тех, кому он необходим здесь и сейчас, когда расчеты происходят практически сразу. Основные объемы газа, что в Европе, что в США, приобретаются по долгосрочным контрактам. Цена Газпрома, например, рассчитывается с учетом изменения цен на корзину ссылочных товаров за 6-9 месяцев, хотя влияние спота на них тоже существенное.
На конец 2020 года для дальнего зарубежья цена российского газа составляла 143 доллара за тыс. кубометров. По решению Стокгольмского арбитражного суда каждые два месяца она пересчитывается: 210 долларов в мае, 270 в августе, 330 в октябре. В любом случае это не 1000-1100 долларов, как на спотовом рынке. Текущий кризис коснулся тех, кому не хватает сырья, кто не заключил долгосрочные контракты.

Кто виноват в энергетическом кризисе?

В энергетическом кризисе поспешили обвинить европейские власти, которые, по мнению ряда экспертов, слишком поспешно внедряли практику перехода на альтернативные возобновляемые источники энергии (в большей степени ветряные, в меньшей ― солнечные). Для этого были экологические основания, давление зеленого лобби и сообщества инвесторов ESG, бизнеса, работающего на базе экологических критериев. За последние десятилетия из эксплуатации были выведены сотни газовых и угольных электростанций.

Проблема ВИЭ в том, что они нестабильны, во многом генерация зависит от погодных условий. Действительно ключевой причиной нынешнего кризиса называют падение электрогенерации на ВЭС (ветряные электростанции) из-за штиля в Северном море, холодную прошлую зиму, истощившую запасы, а также низкий уровень заполненности в газовых хранилищах Европы (многие страны рассчитывали закрыть потенциальный дефицит на спотовых рынках). Необходимо учитывать и рост потребности в сырье для восстановления экономик от пандемии коронавируса.

Дополнительно усугубили проблему:
ожидания холодной зимы (обновленные прогнозы предсказывают теплую зиму в США и частично в Европе);
действующий запрет на импорт австралийского энергетического угля в Китай (им обычно закрывался дефицит);
серия ураганов в Персидском заливе, вызвавших остановку нефтеперерабатывающих заводов;
и даже, возможно, деятельность «криптомайнеров», потребности которых в электричестве продолжают увеличиваться на фоне популярности цифровых активов.
Инвесторов больше, чем ситуация в Европе, напугали события в Китае, вклад в глобальную экономику которого существенно выше. Здесь заводы также перешли в конце сентября на сокращенный график работы или приостановили производство. Хотя произошло это в основном по другим причинам. Это были преднамеренные действия китайских властей, которые решили «остудить» цены на рынках сырья (металлы, древесина, базовые химикаты и прочее). В целом у них получилось сбить ажиотаж.

Цены на топливо и фондовый рынок

Важный вопрос: насколько текущая волатильность на фондовых рынках связана с энергетическими проблемами? В классической теории принято считать, что высокие цены на энергоносители негативно влияют на стоимость акций. Логика проста: высокие цены на нефть и газ ведут к увеличению производственных затрат, доходы предприятий снижаются, расходы перекладываются на конечных потребителей, растет инфляция.

Однако подобные прописные истины бывают опасны. Возможно, что текущие высокие цены на нефтяном и газовом рынках мало что говорят об ожиданиях в отношении экономики и не являются важным фактором ценообразования в акциях.
Тезис о негативном влиянии нефтяных цен на фондовый рынок еще в 2008 году попытался проверить экономист МВФ Андреа Пескароти. Он измерял движения индекса S&P 500 и его реакцию на изменение цен на сырую нефть. Выяснилось, что корреляции между ними не существует с уровнем достоверности 95%.
При этом инфляция, заметный вклад в которую вносят сырьевые товары, остается фактором риска. Вполне возможно, что рынки сейчас даже несколько недооценивают влияние на нее нефтяных и газовых цен (опять же потому что актуальными пока являются цены долгосрочных контрактов), иначе мы бы уже увидели совершенно другие цифры.

Если текущие цены на энергоносители продержатся еще какое-то время, они неизбежно повлияют по формулам на долгосрочные контракты. Электроэнергия ― базовый ресурс. Постепенно повышение цен перейдет на потребительскую продукцию.

У других факторов потенциал влияния на фондовой рынок сейчас выше. Повышение корпоративных налогов в США в 2022 году может снизить общую прибыль компаний из списка S&P 500 на 5%, если реализуется умеренный сценарий реформы.
Еще одно обстоятельство ― неизбежное сворачивание политики количественного смягчения, выкупа облигаций, стимулирующих мер, рост процентных ставок. Если это будет происходить постепенно и плавно, серьезного влияния на рынок акций это не окажет. Но в моменте объявления подобных решений так или иначе происходит негативный скачок цен.

Кризис и зеленая энергетика

Долгосрочные последствия кризиса связаны с дискуссией вокруг программ зеленой энергетики. И здесь эффект может быть противоположным тому, который логично вытекает из критики ускоренного отхода от ископаемого топлива. Целью подобного перехода на ВИЭ, помимо решения экологических проблем, и было намерение избежать рисков товарного сырьевого рынка, которые случились в этом году. Просто эти риски застали Европу на полпути.

Удар по экологическим амбициям ЕС может быть ощутимым в случае, если снизится общественная поддержка зеленых инициатив, когда потребители в новом году увидят счета за электроэнергию. Именно поэтому ряд стран, включая Испанию, Францию, Грецию, уже объявили о мерах защиты определенных категорий граждан в этом вопросе.

В сентябре на фоне стремительного роста цен на газ министры энергетики стран ЕС встретились в Словении и решили не замедлить, а ускорить переход к возобновляемым источникам. Были пересмотрены целевые показатели: вместо 32% энергии, получаемой из ВИЭ к 2030 году, 40%.
В 2020 году в возобновляемую энергетику в мире было вложено 359 млрд долларов (336 млрд в 2019 году) ― больше, чем в добычу нефти и газа (326 млрд).
Рис. 2 Мировые инвестиции в энергетику по секторам 2019-2021. Источник: Международное энергетическое агентство (IEA)
Вряд ли переход к зеленой энергетике можно повернуть вспять или существенно замедлить, учитывая то, сколько денег и политических амбиций уже вложено в подобные проекты. Рост цен на какой-либо ресурс рынок пытается сбалансировать за счет оптимизации его потребления. Поэтому новые технологии в такой ситуации становятся более дешевыми и востребованными.

Даже несмотря на то, что причиной кризиса стал ускоренный переход на ВИЭ, высокие цены на газ только подстегнут этот процесс. Поставщики ископаемого топлива тоже осознают риски. Представители Газпрома и Правительства РФ заявляют, что не заинтересованы в высоких ценах на газ в Европе из-за того, что это может негативно сказаться на спросе, потребители перейдут на более дешевые источники.
Проблема волатильности в электрогенерации со стороны ВИЭ (солнце, ветер) решается вводом мощностей по накоплению энергии, что будет закрывать краткосрочные перебои. Подобные технологии активно развиваются. То есть осталось создать хранилища, которые будут накапливать электроэнергию в благоприятные дни, чтобы использовать излишки в дальнейшем.
Природный газ, несомненно, продолжит играть существенную роль в мировой энергетической системе, но в относительных цифрах мы не ждем роста его доли в глобальной энергогенерации в долгосрочном периоде.

Кстати, УК «Система Капитал» в ближайшее время запускает новый интересный инвестиционный продукт, связанный с технологиями в зеленую энергетику. Следите за новостями в нашем блоге и Телеграм-канале Плюсономики.
Полезно? Поделитесь записью с друзьями и подпишитесь на новые материалы:
Что такое облигации?
СЛОВАРЬ
Как выбрать управляющую компанию?
ВОПРОС-ОТВЕТ
Что такое облигации?
СЛОВАРЬ
Как выбрать управляющую компанию?
ВОПРОС-ОТВЕТ
Читать далее: